Граффитист Сергей Волгин: «Хочу, чтобы мои рисунки добавляли Воркуте позитива»

Самородок из Воркуты Сергей Волгин радует жителей заполярного города, делая граффити на стенах зданий в необычном стиле.

Самородок из Воркуты Сергей Волгин радует жителей заполярного города, делая граффити на стенах зданий в необычном стиле. Работами граффитиста заинтересовались даже в местной администрации и заказали роспись двух трансформаторных подстанций (фото одной из работ опубликовано на последней странице в номере от 20 августа). Фотографии готовых работ потом с гордостью публиковал на своей странице «ВКонтакте» мэр Воркуты Игорь Гурьев. В интервью «Республике» Сергей Волгин рассказал об увлечении граффити и о том, что мотивирует художника творить в моногороде.

– Вы где-то специально учились рисовать?

– Рисую с детства, но специально нигде этому не учился. Раньше ведь интернета не было,  ничего не отвлекало. Сначала перерисовывал картинки из разных журнальчиков, мультяшек и книжек. Потом потихоньку стал свое что-то рисовать, конечно, получалось коряво и кое-как, но постепенно развивался и пришел к тому, что выработал свой стиль. Рисую лет с восьми. Не могу сказать точную дату, что вот с этого дня начал рисовать. Как и у всех детей, наверное, пробуешь и постепенно понимаешь, что уделяешь этому больше времени.

– Наверное, с ранних лет рисовали лучше сверстников?

– Наоборот, помню, что всегда кто-то рисовал лучше меня, а я тянулся к ним. Вот это меня и подзадоривало. У меня больше в памяти, что я рисую хуже кого-то, а не то, что рисую хорошо.

– У вас своеобразная техника, свой стиль. Как вы для себя характеризуете этот стиль?

– Мультяшный или комиксный, не знаю, как конкретно его можно назвать. Когда люди спрашивают, то обычно говорю «мультяшный стиль». Мне интересно работать именно в своем стиле, в таком, какого нет больше нигде. Рисовать то, что уже есть, мне не интересно. Считаю, что если уж рисовать, то что-то такое, чего еще не существует, чем копировать кого-то.

– Как давно вы увлечены граффити?

– Это довольно сильно растянуто во времени. Кто-то может сказать, что ровно два года занимается граффити и за это время сделал пятьдесят рисунков, и вот это считается долго. Я занимаюсь дольше, но из-за наших метеоусловий сложно рисовать часто, и получается, что за год можно сделать максимум три-четыре картинки. В итоге за восемь лет могу нарисовать гораздо меньше, чем в других городах делают за год.

Начал пробовать рисовать на стенах, еще когда учился в училище. Достал краску автомобильную, насколько стипендии хватило. Год копил, купил, нарисовал, ну, корявенько, но как сделал – так сделал. На следующий год еще подкопил, еще сделал. Денег-то тогда не так много было. В год по картинке, может быть, выходило. Рисую относительно давно, но сам стиль развивался постепенно. Сначала любительский, но потом стал оттачивать стиль, и теперь он уже узнаваем: если мою картинку люди увидят, то смогут понять, что это рисовал я. Год-полтора назад именно в таком стиле стал работать, как сейчас, а вообще рисовать на стенах начал лет шесть-семь назад.

– Рисовать зимой вообще невозможно?

– В Воркуте точно нет. У нас холодно и ветрено. Краска, конечно, выдержит, если в помещении рисовать, а на улице замерзнет. К тому же при минусе большой расход краски идет, а она недешевая. Поэтому предпочитаю работать в плюсовую погоду. Ветер у нас бывает часто, если он боковой, то половина краски будет улетать просто в сторону. Двести баллонов убить на одну картину – это расточительство. Поэтому рисую только летом.

– А как рождаются идеи и персонажи ваших работ?

– Все картинки, которые рисую, придумываю сам. Ниоткуда не подглядываю, никогда не срисовываю. Даже если что-то есть красивое и я знаю, что так сам не смогу нарисовать, то все равно нарисую что-то другое. Пусть оно будет хуже, но это будет мое. Гораздо интереснее и сложнее создать что-то свое. Если постоянно срисовывать, то никогда не научишься сам рисовать, так и будешь кого-то копировать. Да, люди будут довольны, будут тебе аплодировать, потому что не будут знать, что ты копируешь, но сам-то ты знаешь, что просто кого-то воспроизводишь, а самого тебя не существует. Персонажей придумываю сам, беру сюжеты из жизни, с этим проблем нет. Мой стиль  проявится во всех работах. Например, я не нарисую вам фотографичного Гагарина. Если мне сделают такой заказ, то он все равно будет мультяшный, своеобразный, с моей изюминкой. Даже если ко мне обращаются люди с просьбой что-то нарисовать, дают уже готовое перерисовать, то я перерисую, но в своем стиле.

– Вы работаете составителем поездов. Во время работы, может быть, какие-то идеи приходят?

– Нет такого, что работа помогает мне в творчестве. В целом сама жизнь подсказывает идеи, но связанные с работой картинки у меня тоже есть. Работа у меня непростая, и хобби добавляет интереса к ней. Любая работа убивает интерес, если она монотонная и однообразная, и как раз хобби избавляет от депрессии, которая может возникать от такой работы.

– По финансам насколько это затратное занятие? Допустим, один баллон краски сколько в среднем стоит?

– Есть бюджетные краски – по 250 рублей за баллон, я предпочитаю за 350. Специально никогда не подсчитывал, сколько баллонов уходит на ту или иную работу. Уйти может по полбаллона каждого цвета, но чем больше оттенков, тем больше требуется баллонов.

– Как вы учились, может, кто-то передавал знания?

– Нет, тут только практика. В Воркуте сложно найти кого-то, кто бы лично показал что-то, дал уроки. Интернетом не так давно стал активно пользоваться, а когда начинал, то не так много зависал в сети, чтобы учиться. Методом проб и ошибок постепенно пришел к тому, что могу сам. Чем больше практикуетесь, тем лучше. Если вы изначально простой шарик с трудом рисовали, то через много повторений он будет идеально получаться, то же самое и здесь. Было бы желание.

– У ваших рисунков очень позитивный посыл. Вы хотите, чтобы людям, глядя на них, становилось теплее?

– Да. У нас город немного сероватый, поэтому предпочитаю делать позитивные картинки, а не какие-нибудь социально-философские с мертвыми людьми и черно-белой тематикой. Стараюсь делать больше чего-то радостного, позитивного и цветного для города. В Воркуте много негатива. Ну как много? Не то чтобы все друг друга ненавидят, а есть трудности в жизни. Это однообразие, серость, пыль. Поэтому хочется, чтобы люди были более радостные. Плюс, когда дочка Алиса родилась, то с ней я стал сентиментальнее, что ли, и захотелось, чтобы она среди позитивных людей росла.

– Есть мнение, что Воркута – депрессивный моногород и там трудно найти вдохновение. Как вы к этому относитесь?

– Считаю, что поныть можно где угодно. Можно сидеть и депрессировать, а можно занимать себя чем-то. Вот я же придумываю, чем заниматься и как вдохновляться.

– У вас есть рисунок с хоккеистом и надписью: «Русские не сдаются», да и вообще много работ со спортивной тематикой. Спортом увлекаетесь?

– Да, в хоккей играю и не только. Тот рисунок меня попросил нарисовать парнишка, с которым мы вместе играем. Он попросил нарисовать ему аватарку. В начальных классах школы занимался фигурным катанием. Потом у нас это все распалось, но спорт не забросил. В баскетбол играю, на сноуборде катаюсь, а в хоккей буквально пару лет назад ребята знакомые предложили начать играть. Купил форму и вот до сих пор играю, нравится.

– Вы говорили, что рисуете на добровольных началах в свободное от основной работы время. Но все-таки администрация Воркуты, которая заказывала рисунки, хотя бы расходы на краску компенсировала?

– Это был не столько заказ, сколько обоюдное соглашение. Мне предложили, и я не отказался. Сделать рисунки в центре города мне было интересно. Предложили хорошее место, нигде прятаться не пришлось. Масштаб меня привлек. На одну картинку у меня был запас красок, а им хотелось сразу два объекта, и они компенсировали расходы. Оплаты никакой дополнительно я не просил, просто наши интересы совпали.

– А сколько у вас всего готовых граффити по городу, таких, про которые уже можете сказать, что вот за эту работу я отвечаю?

– Отвечаю-то я за все свои работы. Просто на разных жизненных этапах они у меня были разного качества, но так, чтобы я отнекивался от какой-то и говорил: «Это не мое», таких нет. Просто где-то это не в людных местах было, когда только набивал руку, потом выходил туда, где нет-нет да люди появляются. Таких, которые я бы показал людям, чтобы они поняли, что я делаю, и решили, допустим, заказывать мне что-то или нет, где-то восемь, наверное.

– Были ли предложения из других городов?

– Нет. Я не настолько раскручен, как вам кажется. Более-менее обо мне стали узнавать с недавних пор, благодаря шумихе в интернете. Начал рисовать, люди фотографировали, выкладывали в соцсети, и так потихоньку обо мне узнали в Воркуте. В других городах обо мне вообще никто не знает. Ко мне обращались не из другого города, а из одной серьезной организации. Я должен был выехать из Воркуты на продолжительное время, чтобы сделать одну работу для них, но из-за личной занятости не смог. Работа, ребенок. У меня намечался отпуск, а у нас на севере нужно летом куда-то выезжать, а это как раз надо было летом делать. Не то чтобы мне это было не интересно, просто, когда встал выбор между свозить ребенка на море или поработать, я выбрал первое.

– Ради хобби не готовы бросить работу?

– Я-то готов, но в нашем городе на заработок от такого хобби не проживешь. Немногие готовы платить за это творчество и платить стабильно. Может быть, в другом городе, если бы я знал, что буду востребован, то это было бы возможно. Плюс я ведь довольно критично отношусь к своим работам. Другие могут считать, что это прям шик, блеск и красота, но я просто как с детства помню тех, кто лучше меня рисовал, так же и теперь считаю, что мне есть еще куда расти. Не хватает личной уверенности в том, что пойду и буду так востребован, что смогу на это существовать.

– А кем-то из художников вы вдохновляетесь?

– Не могу сказать, что кем-то вдохновляюсь. Могу посмотреть и восхититься, но так, чтобы перенять чей-то стиль, нет. Могу смотреть с точки зрения, что вот это не умею и хочу вот эту деталь из такого-то образа научиться делать. Но из художников в целом мне нравится, как рисует Скотти Янг, он комиксы делает. Много за кем слежу, я ведь их только по никнеймам в основном в инстаграме знаю, а конкретно по именам не знаю.

– Вы недавно закончили новый рисунок, а есть по городу места, где хочется еще что-то сделать?

– Да, конечно. Хожу и на здания смотрю с точки зрения того, что вот если бы можно было тут или там что-то нарисовать. Для меня любой дом – это не просто дом, а пространство для возможного творчества. Если здание старое и побитое, то можно было бы украсить, а если оно новое свежеокрашенное, то не стал бы. Хотелось бы глобальное что-то сделать, но это довольно накладно, и на такое пока не замахиваюсь. Пока что трансформаторные будки – мой предел, это то, на что личных средств хватит. Я не привык, чтобы мне кто-то говорит: «Вот тебе много краски и денег, иди и сделай». Всегда смотрю с точки зрения личных возможностей.

– Есть идеи, которые хотелось бы реализовать?

– У нас ведь по городу много таких трансформаторных будок, как те, которые мне заказывала разрисовать горадминистрация в районе 23-й школы. Вот когда я рисовал, то подумал, что можно по всему городу в разных районах изобразить на них разные виды спорта. Тут у меня, допустим, сноуборд освещен, а где-то бы сделал баскетбольную тематику, где-то хоккей. Это и актуально, и мотивирует, смотрелось бы хорошо.

Ярослав СЕВРУК

Фото со страницы Сергея Волгина «ВКонтакте»

Последние новости

Жителей Коми предупредили об опасности заражения сальмонеллезом и гепатитом

С продуктами питания могут передаваться возбудители опасных болезней Летом повышается риск подхватить пищевую инфекцию.

Прокуратура Республики Коми примет участие в проведении очередного Всероссийского дня приема предпринимателей

Прокуратура Республики Коми во вторник, 2 июля 2024 года, примет участие во Всероссийском дне приема предпринимателей.

Председатель Госсовета Коми Сергей Усачёв поблагодарил ветерана регионального парламента Александра Григорьевича Рогова за многолетнюю плодотворную работу

Александр Григорьевич Рогов отметил недавно 75-летие. Его хорошо знают и уважают, как грамотного и ответственного руководителя, активного общественного деятеля,

Card image

Экономику РФ из-за эффекта домино может ждать двухлетний кризис

Комментарии (0)

Добавить комментарий

Ваш email не публикуется. Обязательные поля отмечены *