Недрам нужны разведка, порты и ледоколы

Добычу полезных ископаемых обсудили на XVII геологическом съезде Около четырехсот специалистов, чья работа связана с земными недрами, приехали в Сыктывкар на XVII геологический съезд.

Добычу полезных ископаемых обсудили на XVII геологическом съезде

Около четырехсот специалистов, чья работа связана с земными недрами, приехали в Сыктывкар на XVII геологический съезд. Встречи эти проходят начиная с 1942 года с интервалом в пять лет и, по словам министра природных ресурсов и охраны окружающей среды Романа Полшведкина, всегда дают толчок в развитии геологической и добывающей отраслей России.

О популярности съезда можно судить не только по числу его участников, но и по географии: прибыли представители разных регионов Сибири, Северо-Запада, научных учреждений Москвы и Санкт-Петербурга, ученые из Татарстана, Крыма, а также Казахстана, Азербайджана, Таджикистана, Узбекистана и Норвегии.

– Для меня эти съезды имеют колоссальную притягательную силу. Сейчас много мероприятий проходит, но именно Коми – единственный субъект Федерации, который проводит съезды, направленные на комплексное развитие и научной мысли, и недропользования, – отметил доктор геолого-минералогических наук, заслуженный геолог России, гендиректор Всероссийского научно-исследовательского института минерального сырья (ВИМС) Григорий Машковцев. – Единственный недостаток – слишком редко проводите эти съезды.

Уникальным событием назвал встречу геологов и председатель объединенного ученого совета, научный руководитель Коми научного центра академик Асхаб Асхабов, заявив, что миссия этого мероприятия охватывает не только геологию, съезд играет большую роль в социально-экономическом развитии региона.

Начался съезд 16 апреля в стенах драмтеатра, а на следующий день переместился на площадки Коми научного центра УрО РАН – в институты геологии, химии и физиологии. Основная часть работы завершается 18 апреля, но в конце недели в продолжение съезда должно еще пройти совещание в Воркуте.

В целом на три дня было заявлено порядка трехсот докладов на самые разные темы – от результатов исследования астроблем (кратеров, образовавшихся от падения космического тела) в разных точках Земли до рациона конодонтов, живших полмиллиарда лет назад животных, похожих на современных угрей. Но, конечно, больше всего выступлений было так или иначе посвящено добыче полезных ископаемых, в том числе с отсылкой на стратегию развития Арктической зоны России. Также многие участники съезда говорили о необходимости развития геологоразведки при государственной поддержке.

Руководитель компании Севзапнедра (Санкт-Петербург) Елена Боталова сообщила, что по Северо-Западу геологоразведка идет в основном за счет недропользователей, которые в первую очередь ориентируются на нефть. Григорий Машковцев рассказал, что такая же ситуация и по Арктической зоне в плане разведки твердых полезных ископаемых: в прошлом году потрачено порядка шести миллиардов, и только около десяти процентов – государственные средства. Большей частью бизнес в Арктической зоне тратит средства на разведку золота, на втором месте – уголь.

Сергей Гапликов, глава Коми:
– Для нашей республики с ее богатейшими запасами и большой перспективой геологическая отрасль имеет стратегическое значение. Вопросы, связанные с укреплением промышленной безопасности нашей страны, роль и место арктических территорий, Крайнего Севера особо отмечены и в поручениях президента России. Перед государством и отраслью стоит задача опережающего, мощного наращивания объемов геологоразведочных работ. Как руководитель региона, я, безусловно, заинтересован в качественных результатах сегодняшней конференции, ее практической направленности и выработки тех рекомендаций, которые мы сможем использовать вместе с инвесторами, крупными компаниями в нашей деятельности по развитию геологоразведочной отрасли, ресурсного потенциала Республики Коми.

– Основная проблема, которую отмечают геологи в последнее время, что государство финансово ушло из отрасли. Финансовое бремя по многим объектам переложено на недропользователей, хотя это, конечно, привлекательные объекты – нефть и газ. У нас в Коми предприятия в основном занимаются разведкой нефти, есть объемы работ по углю, небольшие средства вкладываются по рассыпному золоту, – пояснил в разговоре с журналистами Роман Полшведкин. – А если говорить о финансировании со стороны государства, то сейчас оно только по двум объектам – по углю в Воркутинском районе и по золоту там же, но по второму объекту работы пока не начались, заявка на корректировке. Это, кстати, хорошее месторождение, по запасам сопоставимо с тем, что «заперто» в национальном парке «Югыд ва».

По словам министра природных ресурсов Коми, сейчас нужно задуматься о подготовке запасов по твердым полезным ископаемым, их добычу можно запустить с прицелом на стратегию развития Арктической зоны. Когда заработают Северный широтный ход и Северный морской путь, их нужно будет загружать запасами из недр, которые ранее были удалены от больших транспортных путей.

– Вчера я был на коллегии Минприроды России, и там было заявлено, что государство возвращается в геологическую отрасль, в том числе финансово. И я надеюсь, что мы в ближайшие два года будем иметь средства федерального бюджета на поиск и разведку по новым объектам, которые в дальнейшем сможем выставить на аукционы, – рассказал Роман Полшведкин.

Надежда Дорофеева, председатель Госсовета Коми:
– Во многом именно благодаря самоотверженной работе геологов Коми является сегодня лидером по запасам энергетического сырья. А чего стоят одни только уникальные ярегские нефтешахты. Мы помним и всегда будем чтить первопроходцев, осваивавших Ухту и Воркуту, Вуктыл и Усинск. По сути, все наши города севернее Сыктывкара становились форпостами освоения Севера, внесли свой вклад в становление и развитие экономики России.

Григорий Машковцев, говоря о развитии Арктической зоны России, заявил, что если хотя бы половина того, что намечено в стратегии, в том числе в плане различных преференций, будет выполнено, то у геологов настанет райская жизнь, можно будет активизировать и разведочную, и добычную деятельность. Уже сейчас в пределах Арктической зоны известно более 750 месторождений только твердых полезных ископаемых (то есть без учета популярных нефти и газа). Но многие весьма богатые месторождения не осваиваются только потому, что не обеспечены транспортной инфраструктурой.

И перспективы у геологоразведки в Арктике очень большие. Гендиректор ВИМС продемонстрировал цветную схему, показывающую, насколько хорошо исследован тот или иной район.

– Красным указаны предметные работы, вы видите, что такого цвета немного. А если говорить о поисковой изученности, то здесь ее указать невозможно, потому что пришлось бы отображать микроскопически, – пояснил Григорий Машковцев. – Естественно, нужно наращивать геологическое и поисковое изучение этой территории. А залогом развития сырьевой базы и ее освоения является инфраструктура. Если говорить о Северном морском пути, сегодня у нас действует четыре ледокола крупного тоннажа, в строительстве находится еще три, планируется строительство колоссального ледокола «Лидер», подобного ему в мире нет. Вообще к 2035 году по сегодняшним оценкам должно быть 12 ледоколов и девять из них – атомные. Но восстановление Севморпути и ледокольного парка – это лишь часть дела. Главное – восстановление и сооружение новых инфраструктурных объектов, которые могут, с одной стороны, обеспечить добычу и переработку сырья, с другой – его доставку к Северному морскому пути. И, наконец, необходимы грузовые терминалы, у нас их жук начхал, если говорить о портах, особенно глубоководных. Мурманск, Индига, но она только для нефти, и Певек. И все! На огромном протяжении нашего северного побережья мы не имеем с вами портовых сооружений и железнодорожных подходов к ним. А это не только снижает экономику будущего, речь идет о стратегическом, оборонном значении таких объектов. Не может такая огромная страна не иметь выходов к морю, грузовых терминалов.

Говоря об инфраструктуре добычи полезных ископаемых, Григорий Машковцев подчеркнул, что это очень важно и для Коми и руководству региона нужно настаивать на том, чтобы федеральные планы по выходу к морю и созданию там портового терминала состоялись.

Еще одна важная тема, не раз поднимавшаяся на съезде, – разработка месторождений, которые недропользователи обходят вниманием либо потому, что руда, на их взгляд, бедновата (хотя в соседнем государстве подобное месторождение успешно разрабатывают), либо запасы небольшие, либо их добыча сопряжена с разного рода трудностями. Но, похоже, ситуация должна измениться.

– У Коми большие перспективы по разработке трудноизвлекаемых запасов. Потому что теперь будут соответствующие льготы, преференции компаниям, которые этим занимаются, – рассказал Роман Полшведкин. – В оборот будут вовлекаться средние и мелкие месторождения.

Министр пояснил, что пока речь здесь идет в основном о небольших нефтяных месторождениях. Но Григорий Машковцев считает, что региону нужно обратить внимание и на другие интересные объекты, которые пока не разрабатываются. В частности, на месторождение высококачественных баритов, находящееся в 90 километрах от Воркуты. По его словам, этот объект много лет энергично продвигал министр промышленности Коми Николай Герасимов, умерший прошлой осенью, и нужно активизировать усилия, чтобы «раскачать» эту тему и добиться того, чтобы добыча там началась.

Среди участников съезда было немало ветеранов геологической отрасли, некоторые из них, формально уже не первый год находясь на пенсии, тем не менее активно участвуют в обсуждении насущных проблем разведки и освоения недр, делятся опытом. В частности, в работе съезда принял участие экс-мэр Воркуты и экс-гендиректор бокситового рудника, заслуженный геолог России Александр Сегаль. Проблема, озвученная им в разговоре с журналистами: сейчас в отрасли нарушается преемственность поколений, молодым специалистам порой не у кого учиться, вплоть до того, что в научных исследованиях ссылки идут, самое раннее, на середину 80-х годов.

– Раньше каждый специалист, даже если заканчивал с красным дипломом, все равно еще пять-шесть лет учился, только через это время он начинал хоть что-то понимать, чтобы стать геологом, геофизиком, буровиком или гидрогеологом. А сегодня этого нет, и трудно представить, как можно восстановить эту школу. Несмотря на всю цифровизацию, новые технологии, это, конечно, страшная потеря, – высказал мнение Александр Сегаль. – У нас масса видов полезных ископаемых, которые мы сегодня закупаем за рубежом, особенно для космической отрасли, хотя у нас есть свои месторождения. Нужна целенаправленная программа и десятилетия подготовки людей, чтобы можно было осваивать эти полезные ископаемые.

Анна ПОТЕХИНА

Фото БНК и gsrk.ru

Последние новости

Роспотребнадзор Коми рассказал, какая смородина самая полезная

Фото из архива "Про Город" Черная смородина признана самой полезной ягодой.

О компенсации морального вреда, причиненного укусами безнадзорных животных

Гражданка А. обратилась в суд с иском к ответчику Администрации МР «Печора» о взыскании компенсации морального вреда в размере 100 000 рублей.

Обзор изменений, внесенных в Федеральный закон местном самоуправлении в июле

Обзор изменений, внесенных в Федеральный закон местном самоуправлении в июле, DOC,

Card image

Сравнение гофрокартона с другими материалами упаковки по целому ряду параметров

Комментарии (0)

Добавить комментарий

Ваш email не публикуется. Обязательные поля отмечены *